Оригами

Она с детства увлекалась оригами. С помощью картона она могла сделать все, о чем так долго мечтала: дом, машинку, песика, - ей мама всегда запрещала заводить домашних животных. Картон был ее придуманным миром, который ей казался настолько реальным, что порой, закрываясь в себе, она не отела принимать настоящее за правду. Ей было 16 ,когда ее отец погиб в автокатастрофе, но она напрочь отказалась в это верить и сделала своего картонного папу. Она была убеждена в том, что это все тот же любящий отец, поддерживающий в трудные минуты. Она просто продолжала жить, взрослела, стала любить и быть любимой. Они встречались уже два года. Он был красив, умен, сказочно богат- в общем он имел все, о чем могла мечтать любая девушка. Но иногда ей казалось, он относится к ней как-то холодно, бесчувственно. Порой ее это так раздражало, что все доходило до ссор, которые бывало затягивался на несколько дней. Однажды ночью она проснулась от страшного сна, в котором они снова поругались, обменялись пару - тройкой неприятных слов, а потом, как обычно, он ее ударил. «Надо что-то менять» - подумала она. Он лежал рядом, крепко спал и ни о чем не догадывался… Не догадывались ее друзья, которых у нее было мало, да и вообще никто не догадывался, что она способна на такое. Она собралась духом и сделала это – все поменяла. Она вонзила свою руку, как острый кинжал, в его грудь и вырвала это холодное сердце. Кровь была повсюду: на шелковом постельном белье, на полу, на ее руках, на ее безумном лице, а его можно было спутать с одной большой лужей крови. Не долго думая, она сделала ему другое сердце, разумеется, из картона. Небрежно втолкнула его в ту дырку на его грудной клетке, помолилась над ним и, перевернувшись на другую сторону , легла дальше спать. Поутру все изменилось. Как она и хотела, их отношения вдохнули свежего воздуха. Все было так хорошо! Он во всем с ней соглашался, правда, постоянно молчал, но ее это устраивало. Она говорила, что между ними любовь, любовь не такая как у всех, другая, картонная любовь. И при всем этом ее совсем не смущало то, что он был мертв, ведь это была картонная любовь.

А еще...